­

 

Культурный и социальный атом

Автор: Клаус Ернст Хартер

 Концепции о социальном, равно как и о культурном атоме базируются на основных идеях Я.Л.Морено. В 1-ой половине 20 столетия он обосновал методы психодрамы. Это понятие включает в себя триаду, состоящую из социометрии, психодрамы и групповой психотерапии (см. также Лёйтц, Д-р Гретель, Психодрама, теория и практика, Классическая психодрама по Я.Л.Морено, издательство Шпрингер, Берлин 1974г.)

В работе по методу психодрамы в центре внимания находятся три понятия: встреча, роль и сценическое действие. Чтобы обозначить границы между кушеткой Зигмунда Фрейда и психодрамой, Морено расширил терапевтическое пространство сценой, на которой происходят встречи и развивающиеся из них отношения. Так ролевая игра проникла в психотерапию. Интеракция между пациентом и терапевтом была расширена.Терапевт принимает псевдонаивную позицию поиска и направляет пациента/протагониста к сценическому изображению своих отношений.

«Психодраму можно назвать тем методом, в котором истина души познается в действии. Поэтому катарсис, который она вызывает, является катарсисом действия» Морено «Групповая психотерапия, 1959». Катарсис (от др.-греч. слова — возвышение, очищение, оздоровление) обозначает гипотезу в психологии о том, что проживание внутренних конфликтов и подавленных эмоций способствует уменьшению или снятию тревоги, конфликтов и фрустраций.

Далее: «Роли, играемые протагонистом и вспомогательными «я» (другие участники игры) отводят их внимание от ведущего терапевта, который при этом имеет больше шансов объективно наблюдать за поведением пациента. Этот прием дает аналитику еще больше преимуществ; он не только слышит слова, которые говорит пациент, но также может видеть его действия и непосредственно изучать его поведение» - Морено в работе «Психодрама. Том 2», 1959.

 Три взмаха волшебной палочки

(Три психодраматические техники для сочинения терапевтических сказок)

Терапевтические сказки – весьма распространенный в сказкотерапии жанр. Чаще всего под терапевтической сказкой понимают историю, написанную одним человеком (психологом, педагогом, терапевтом, иногда даже другом), который видит и понимает суть проблемы, для другого, который испытывает некие трудности и не видит путей избавления от них.

Такие сказки пишутся специально «под проблему»: страх темноты, тревожность, развод родителей в семье с маленьким ребенком и так далее. Без внимания, наверное, не осталась ни одна из возможных психологических проблем. Их очень много издается и в печати, и в Интернете.

Их очень любят читатели. Любят за узнаваемость проблемы, за недирективность и ненавязчивость, за надежду выбраться из трудности, за подсказки новых ходов и новых точек зрения, за возможность пережить чувство защищенности и благополучия.

Но меня все время что-то останавливает от использования таких сказок в работе с клиентами. Независимо от их возраста. И взрослым, и детям я предпочитаю помочь сочинить свою собственную сказку, чем прочесть готовую. Почему? – У меня есть на это три очень субъективные причины.

Во-первых, когда я сама читаю терапевтические сказки, они кажутся мне несколько механистичными, скорее «сконструированными», чем «рожденными». И не вызывают у меня таких ярких переживаний, какие я всегда ощущаю, слушая сказку, написанную автором для себя. Во-вторых, в поисках правильных вопросов и правильных ответов я куда больше доверяю бессознательному клиентов, проявляющемуся в каждом акте спонтанного творчества, чем собственной логике. В-третьих, мне очень приятно находиться в обществе победителей, в обществе уверенных в себе и довольных жизнью людей. А человек, который придумал терапевтическую сказку для себя – разумеется, победитель! Проблема, уже однажды решенная в сказочном формате, в жизни уже и не проблема вовсе, а просто задачка. Причем, задачка по пройденному материалу.

 Сказка, я тебя знаю!

Почти все волшебные сказки, как известно, заканчиваются тем или иным изменением статуса героя (воцарение, женитьба, и т.д.). И в этом мы усматриваем особый психологический подтекст – вырос, дескать, молодец, завёл «Царя в голове», стал сам себе голова. А в сказке «Морской Царь и Василиса Премудрая» всё иначе.

Главный герой – Иван-царевич. Родился в царской семье единственным и любимым сыном и наследником, женился задолго до кульминации, и к концу сказки в этом смысле ничего не изменилось. О чём тогда сказка? На что намёк?

Есть и ещё вопросы. Например: как так получилось, что родной отец – да не старик немощный, не зверь лютый, не бедный крестьянин, а любящий отец и владыка Земли русской – собственноручно и покорно отдал своего родного и любимого сыночка, единственного наследника. Без битв и разговоров отдал Морскому Царю. Почему?

Сказка про Иван-царевича, а называется «Морской Царь и Василиса Премудрая». За что им такая честь?

Интересно искать ответы. Можно умные книжки почитать (одна из самых ярких статей, в которой упоминается эта сказка, на мой взгляд, написана была князем Трубецким [2]), можно со словарями символов свериться, с мудрецами поговорить, даже сонники полистать.

­
Яндекс.Метрика